belorizec

Categories:

Александр Панкратов. Как это было на самом деле. 80-летию со дня гибели героя посвящается

Павел Шабанов, Вологда

Александр Панкратов. Как это было на самом деле. 80-летию со дня гибели героя посвящается 

http://newsvo.ru/blogovo/106435

http://newsvo.ru/blogovo/106495

http://newsvo.ru/node/106531

http://newsvo.ru/node/106628/

https://newsvo.ru/blogovo/106715


И все таки - За каждым подвигом стоит чья то подлость.

 И  следующие за этим     сокрытие  фактов, откровенная ложь и бессмысленная брехня. 

Книга Мелехиной «Александр Панкратов»,   изд. 2018 г., стр.  55   -  «событие, случившееся 24 августа  1941 года, он детально описал  в своей книге «Люди нашей дивизии».

На самом же деле – роковая атака, в которой сгинул  младший политрук Александр Панкратов,   состоялась 25 августа. 

Информация к размышлению:

 В  самом  начале    Германо-Советского  периода Второй мировой            войны (Великая Отечественная   война  1941-1945 гг.)   было   несомненное преимущество   Советского  Союза  в   количестве и качестве   боевой  техники.    Позорная статистика -    против немецких  3 680 танков  и штурмовых орудий в   приграничных западных округах было  около 15.687   советских танков и САУ, включая  1475  новейших  Т-34 и КВ.  Только плавающих танков у СССР было больше, чем всех танков   у Германии на Восточном фронте!  

А против  немецких 2 тысяч боевых самолетов    только в  приграничных округах было   10 743 боевых самолета, включая   1317  машин новых типов. Против  500 немецких  истребителей   Ме-109 – около 3 тысяч наших МиГ-3,  а ещё ЛаГГ-3 и Як-1.

И по количеству артиллерийских стволов почти двукратное превосходство.

А учитывая,   что  нападающая сторона должна иметь  трехкратное превосходство в живой  силе, то и здесь    преимущество было на стороне Красной Армии   -   что бы    преодолеть  сопротивление    обороняющихся   войск Красной Армии  в  количестве 4 млн. 100  тыс  человек    нужна была  армия вторжения Вермахта  в 12 миллионов человек.

На самом же деле   вторгшаяся в СССР  германская сухопутная армия насчитывала 3 млн 300  тыс. человек,  а пересекли границу СССР  22 июня  1941 года и вовсе   2 млн. 500 тыс.  немецких солдат и офицеров.

При таком  превосходстве в живой силе и технике   Красная армия должна была прихлопнуть  Вермахт, как   волкодав   наглого  кота,    за неделю перемолоть   дивизии  вермахта  в оборонительных боях, и через  пару месяцев устанавливать   в Берлине  комендантский час. 

На самом же деле   - уже вечером 22 июня из столицы советской Литвы драпанули все советские и партийные органы, все чекисты и партийцы с семьями, и вечером были сняты милицейские посты.

Немцы вошли в Каунас только 24 июня...

Немецкие части   уже 28 июня    вошли  в Минск, и по фотографиям незаметно, что  велись напряженные уличные бои. 


Мало кто задумывался - Почему так катастрофически, даже  по меркам 1941 года, посыпалась оборона Великого   Новгорода?

Раздолбайство и подлость предшествовали этому. 


                 «13 августа завершился прорыв обороны 48-й армии на новгородском направлении. Решающую роль в этот день сыграл тот факт, что накануне в руки немцев попал подробный план обороны 128-й стрелковой дивизии. На нем были обозначены минные поля, основные узлы сопротивления и распределение сил между различными  участками обороны. Обстоятельства захвата документов описаны в работе немецкого историка Пауля Карреля.  12 августа солдаты 2-о батальона 45-го пехотного  полка обнаружили у убитого советского майора карту со схемой обороны по реке Веронда. Ее изучение позволило обойти опорные пункты и нанести удар по оборонительным позициям.

В дополнение к карте в руках командования 45-го полка оказался сдавшийся в плен офицер-сапер из штаба 128-й дивизии. Он указал место, где были спрятаны документы об инженерных сооружениях на подступах к Новгороду.  На найденных картах изображались все укрепления на подходе к Новгороду, включая оборонительные сооружения самого города и в междуречье Волхова и Малого Волховца. Имея на руках такие документы, было нетрудно прорвать советские позиции в самых уязвимых местах и выйти к окраине города без особых потерь.

В соответствии с полученными документами командиры немецких 11-й и 21-й пехотных дивизий ввели своих саперов для ликвидации обширных минных полей, за саперами следовали  авангарды наступающих полков. Для уничтожения ДОТов использовались 88-мм зенитки.»

   Цитирую по: Мамонов О.В. Остановленный блицкриг. Великий Новгород, 2011.)


Обратите внимание    - для уничтожения ДОТов немцы использовали    зенитки 88 мм. 

                                     *             *              *

14 августа  1941 года  1941 года полковник Черняховский,  командир  28 танковой  дивизии, в которой на тот момент было 2 танка КВ и 5 БТ, и вовсе не было артиллерии, заявил: 

- Новгород не отдадим немцам, будем стоять до последнего вздоха!

Уже 17 августа Черняховский принял решение  отдать кремль, перейти на Торговую сторону и там, за рекой, развернуть оборону.

А теперь  сравните фото  - Новгород после   нашей  обороны в 1941 году и после обороны немцами в 1944 году. Мост  через Волхов   спокойно простоял  до 1944 года, а потом  отступающие немцы его взорвали, как и положено. 

Одно и то же здание в 1941 году – солдаты Испанской дивизии фотографируются у здания с редкими пулевыми выщерблинами и это же здание после  обороны немцами в 1944. 


Ни на какие мысли не наводит?  Особенно   фото 1941 года – не Сталинград,   чего уж там.  Оставить Кремль  -  хоть какая, но крепость  - и вывести войска в чисто поле. 

Немцы вошли  в Новгород  только 19  августа – осторожничали, не могли поверить, что город  оставлен.  

Собственно, Новгород был брошен, что подтверждается  Директивой Сталина от 17 августа, в которой  он требует отбить  Новгород.  

            «Директива Ставки Верховного Главнокомандования главному командованию войсками Северо-Западного направления 17 августа 1941 года

   ЛЕНИНГРАД, ГЛАВКОМУ СЕВЗАП ВОРОШИЛОВУ,

   ЧЛЕНУ ВОЕНСОВЕТА ЖДАНОВУ

    Ставка считает, что наиболее опасным направлением продвижения противника является восточное направление в сторону Новгорода, Чудово, Малая Вишера и дальше через реку Волхов. Если немцы будут иметь успех в этом направлении, то это будет означать обход Ленинграда с востока, перерыв связи между Ленинградом и Москвой и критическое положение Северного и Северо-Западного фронтов. При этом вероятно, что немцы сомкнут здесь свой фронт с фронтом финнов в районе Олонец. Нам кажется, что Главком СевЗап не видит этой смертельной опасности и потому не предпринимает никаких особых мер для ликвидации этой опасности. Ликвидировать эту опасность вполне возможно, так как у немцев сил здесь немного, а подброшенные нами на помощь новые три дивизии при умелом руководстве могли бы ликвидировать опасность. Ставка не может мириться с настроениями обреченности и невозможности предпринять решительные шаги, с разговорами о том, что уже все сделано, и ничего больше сделать невозможно.

   Ставка приказывает:

   Первое. Собрать в кулак часть действующих и подошедших дивизий и вышибить противника из Новгорода.

   Второе. Ни в коем случае не допускать перерыва Октябрьской железнодорожной линии и распространения противника на восточный берег Волхова, прочно удерживая за нами район Новгород — Чудово — Тосно.

 

    И. СТАЛИН

    Б. ШАПОШНИКОВ


 Вот после этого и начинается эпопея по   имитации  отвоевывания    Новгорода, в ходе которой и погиб  младший политрук Александр Панкратов.   И здесь надо обратить внимание на многозначительную путаницу   - официально  он погиб 24 августа 1941 г., 

но  на   электронном ресурсе https://pamyat-naroda.ru/   Память народа  датой смерти указывается  дата 25 августа. 

И в боевых донесениях, которые 80 лет скрывались,  указано, что роковая атака состоялась 25 августа. 

 

Ночью на 24 августа Черняховский отдал приказ: «…28-й танковой дивизии ликвидировать прорыв противника в районе Пильн [около церкви Спас-Нередицы], ночной атакой захватить Кириллов монастырь и к исходу 25.8.41 г. овладеть восточной частью  Новгорода с выходом на реку Волхов…».

А дальше…

  Что происходило дальше, можно узнать из боевого  донесения   штаба 125 полка  - выполняя боевой приказ  штаба 28-й ТД,  125  танковый полк ( в котором не было ни единого танка)  совместно с 55  танковым полком  в  ночь с 24 на 25 августа должен был  штурмовать   Кириллов монастырь (3-4 километра от Великого Новгорода).

 Для этого из состава   125 ТП была выделена рота в количестве 80 человек. 

         55 танковый полк не переправился в установленное время, и   рота 125  ТП   в 4.00  25.08.41 штурмовала  Кирилловский монастырь. Не имея поддержки,  под действием превосходящих сил противника, рота вынуждена была отойти в район своей прежней обороны.  Потери личного состава и вооружения – уточняются.   (данные на 8.00  25.08.41.) 

Далее   - в ночь с 25 на 26 августа та же рота пыталась форсировать  реку и штурмовать монастырь, имея 1 лодку.  Была встречена сильным пулеметным и артиллерийско-минометным огнем и отошла в район прежней обороны.

По всему,  раненый Александр Панкратов был еще жив, когда  27 августа Иван Данилович Черняховский писал своей семье:

«Дорогие Тасенок, Нилюся, Алюся! Только что закончился бой, получил сразу два ваших письма, зажег свечку и решил сидя на планшетке ответить.

Тасик! Если бы увидела меня сейчас, не узнала бы – похудел на 17 кг. Ни один пояс не подходит, все велики, даже браслет от часов сползает с руки. Мечтаю побриться и за 14 дней помыться. Борода 60-летнего дела, уже давно свыкся с ней. Но это все не мешает мне командовать с такой же страстью, как всегда. Единственная мысль – как можно лучше и крепче бить гадов, мародеров, убийц, ворвавшихся на нашу советскую землю…».

    На самом  деле – вот фотография   Черняховского,  сделанная  26 августа. 

Вполне себе благополучный    полковник с комиссаром,  и никакого намека  на  бороду, то есть  это письмо  жене – типичное письмо, написанное  в горящем танке, на сапоге убитого товарища.

                 К концу августа 1941 года дивизия переброшена в район Демянска, где вновь вступила в бои, попала в окружение, но уже без Черняховского. Официальная версия – воспаление легких, эвакуировали во фронтовой госпиталь  ориентировочно 10 сентября.    К 16 сентября в вышедшей дивизии оставалось 552 человека и 4 орудия.   17  сентября удивительно быстро  и  вовремя выздоровевший  полковник Черняховский   вернулся  в  свою дивизию, уже превращенную в стрелковую.

Когда умер  Александр Панкратов   - точно неизвестно,   28   августа      несколько раненых красноармейцев были  заперты в хозяйственном помещении монастыря без оказания  медицинской помощи,  без еды и воды.  Их не убивали, просто забыли.  Забыли с немецкой аккуратностью -  на дверях, поперек притвора,  была наклеена бумажка  с датой.   

В ноябре  1941 года, когда   части «испанской» дивизии (250 дивизия вермахта)    заняли   территорию монастыря,  (опорный пункт "Alkazar")  за опечатанной  дверью     были обнаружены частично мумифицированные  трупы красноармейцев, среди них -  комиссара с абдоминальным ранением  - он так и умер, прижав руки к  низу  живота.  

Эпизод этот попал в дневниковые записи   русскоязычного «испанца»  потому, что местные жители, которых  испанцы привлекли для захоронения  трупов, отказались от оплаты в 10 марок, которые предложил   поручик (teniente), автор дневника.  (Звание приведено  согласно дневниковой записи).     Лейтенант запомнил, что  именно комиссар, потому, что петлицы,   со знаками различия, соответствующими лейтенанту,   были без эмблемы рода войск, а на рукаве гимнастерки –  матерчатая красная звезда.   

Как оказалось, в «испанской» дивизии вермахта  служило довольно много  русских -  например, поручик (teniente) Н.Е. Кривошея, поручик (teniente) Константин Андреевич  Гончаренко,   переводчик Владимир Иванович Ковалевский  (автор книги «Испанская грусть: Голубая дивизия и поход и Россию. 1941-1942 гг.) 

       Потомки одного из них, который служил  под испанской фамилией,  и дали мне возможность ознакомиться с фрагментами  дневника своего предка. Они же прислали  фотокопии   боевых донесений  штаба  125-го  танкового полка  от 25 и 26 августа 1941 года. 

И  - комментарий  к пассажу Натальи Мелехиной   -  «Так известно, что  акт самопожертвования  совершали лишь советские бойцы».    (Стр. 11  книги обоих изданий) 


 Сапер против КВ-1

В 1943 году  сержант  Антонио Понте находился недалеко от поселка Красный Бор (на юге от Санкт-Петербурга),  и ценой собственной  жизни спас  раненых  бойцов своей дивизии. 

Большинство экспертов сходятся на том, что уроженец Ла-Коруньи бросился навстречу советскому танку (источники не уточняют, был ли это T-34 или КВ-1, хотя все указывает на то, что это был второй из них, более крупный), когда он увидел, что он направляется прямо на медицинский пункт «Голубой дивизии». Решив предотвратить трагедию, Понте взял две мины и пополз навстречу танку.

             Под огнем врага он добрался до танка и прикрепил к нему мины. Хотя и дорого заплатил за это. «К одной из гусениц солдат Понте прикрепил противотанковую мину, которая и подорвала танк, и таким образом было остановлено наступление противника. В результате взрыва испанский боец получил серьезные ранения, от которых скончался. За этот героический поступок 17 февраля 1944 года Понте был награжден Кавалерским Крестом ордена Святого Фердинанда».


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded